Глава двадцать третья

«Один на один»

Поразительно, все может кончиться сегодня, если конечно, получиться уговорить Эдика. Радость и счастье охватило все моё существо. Аня сказала что, Никите пока лучше ничего не рассказывать, пусть узнает, когда придет время. Время, в свою очередь, тянулось.

Я зашла в комнату. Аня сидела и смотрела телевизор, а в следующую секунду она обняла меня за плечи и всматривалась в мое лицо, но девушка смотрела сквозь меня, куда-то вдаль.

— Аня? — позвала я.

Она молча подняла голову.

— Аннет! — загремел сзади голос Никиты. Хлопнула входная дверь. — Что случилось? — допытывался парень.

— Ирина! — прошептала она.

— Я здесь.

Девушка повернула голову и посмотрела Глава двадцать третья на Никиту. Тут я и поняла, что она не обращается ко мне, а отвечает на вопрос парня.

— Ты что-то видела? — спросила я.

Аня разжала объятья, не сводя взгляд от парня. В полном замешательстве, глаза парня метались между мной и Аней. Ну, нетрудно понять, что увидела девушка.

Аня тоже пришла в себя.

— Ничего особенного, — спокойно и уверенно ответила она. — Хочешь позавтракать?

— Поем в аэропорту, — спокойно ответила я.

Я быстро собиралась, стараясь ничего не забыть. Наконец, я увижу Эдика и все мои страхи закончиться. Самое главное чтобы он согласился с планом и тогда прости, прощай Иосиф.

Не терпелось попасть в аэропорт Глава двадцать третья, и на мое счастье в семь утра мы выехали из мотеля. Сзади сидела я и Аня. Девушка забилась в угол и не произнесла ни слова. Аня смотрела в окно и о чем-то напряженно размышляла.

— Аня? — спросила я.

— Да?

— Тебя что-то беспокоит, может, поделишься? — Я внимательно изучала её лицо; когда она повернулась и посмотрела на меня.

— Нет, я думаю, о том, что может случиться и мне становиться не по себе.

Как хочется остановить машину и попросить Никиту выйти, чтобы как следует поговорить с девушкой.

— Не беспокойся, ты сама скоро узнаешь.

— То есть ты хочешь сказать: «меньше знаешь, больше спишь».

— Правильно Глава двадцать третья, — согласилась она.

Значит, наш план может оказаться опасным для моей жизни. О том, что еще она могла узнать, я старалась не думать, узнаю потом, терпения у меня много. А может мне сбежать, а если Эдик не успеет меня спасти, значит, мне судьба умереть.

Вот и аэропорт. Повезло — самолет Эдику приземлялся в терминале номер четыре, самый большой в аэропорту.

Мы припарковались в огромном гараже четвертого этажа. Я, как бывшая жительница мегаполиса, провела их к лифту, на котором мы спустились на третий этаж, где располагался зал прилета. Аня и Никита задержались у табло с расписанием вылетов, обсуждая возможные Глава двадцать третья варианты: Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Москва, Гонконг, Париж, Лондон и другие города. Мне так и не удалось побывать в этих городах…

Мы сидели в кафетерии и ждали прилета Эдуарда, Алексея и Николая. Я жевала ход-дог, Аня не отрывая глаз, смотрела на табло. Я сидела вся на взводе, как хотелось встать и мерить шагами кафетерий. Я посмотрела на часы, уже девять тридцать, вот-вот должен прилететь самолёт. Включился громкоговоритель и что-то пробормотал, но я не слушала, все мое внимание было приковано к прозрачной стене, выходившей на взлетную полосу.



— Ох…! — вздохнула я, когда на посадочную полосу вошёл самолет.

— Пошли Глава двадцать третья, Ира, — поднимаясь, сказала Аня.

Я кратко кивнула и последовала примеру девушки, встала. Аня взяла меня под руку, и мы пошли встречать Эдика.

С каждой минутой Эдик все ближе, а я его увижу… Удивительно, прошло всего два дня, а я так сильно соскучилась.

Девушка крепко держала меня, наверно, беспокоилась. Мы шли к посадочному пункту, и я увидела его, Эдик как раз выходил. Сначала он, а за ним Николай и Алексей. Эдик сразу заметил меня, а потом посмотрел на Аню. Мы не переставали идти, и парень шел к нам на встречу. Через несколько секунд мы уже стояли друг напротив друга. Аня отпустила Глава двадцать третья мою руку, Эдик обнял меня и зарылся лицом в волосы, и жадно вдохнул мой запах.

— Я рад тебя видеть, — прошептал он.

— Ты не поверишь, я соскучилась, — прошептала я и обняла за шею.

— Ну как повесились? — Эдик смотрел теперь на меня.

— О, да! Телевизионные программы были просто восхитительны. Аня и Никита, не могли отвести взгляд. — парень рассмеялся. — Но еще больше я люблю разгадывать загадки.

— Какие загадки? — недоуменно спроси Эдик.

— Я про ведения Ани. — терпеливо объяснила я.

— Так это ты нашла место расположения балетной студии?

— Дай мне компьютер, подключенный к Нету, я и Америку открою. — я хитро улыбнулась.

— Верю, — улыбнулся парень.

Я Глава двадцать третья не обращала внимание на окружающих, я смотрела на парня, который с восхищением смотрел на меня и держал меня за талию. Не знаю, что он думал, но он притянул меня к себе и поцеловал. Поцелуй был нежным, ласкающим. Он отстранился первым и нежно посмотрел.

— Нас хочет видеть Аннет. — сказал Эдик.

— Да, у нас ещё много дел. — лукаво сказала я.

Эдик разжал свои объятья и взял за руку. Только тут я увидела, что все родственники парня исчезли.

— А где они?

— В кафе напротив. — не принуждённо произнёс Эдик.

— Иосиф здесь в городе. — произнесла я — Он мне звонил и угрожал, что Глава двадцать третья могут погибнуть люди и все такое. Я и Аня решили, что лучше дождаться тебя и все тщательно спланировать. А так мы с твоей сестрой примерно прикинули. — я с надеждой посмотрели на него. — Ты во мне сомневаешься и не доверяешь?

— Нет, не ожидал такого послушания.

— Я не хочу выставить себя дурой перед твоей семьей. Аня даже не пришлось меня уговаривать. — я на миг задумалась, когда переходили дорогу. — Я бы хотела открыть тайну Викиного происхождения, помочь ей узнать правду.

— Ты думаешь, что Иосиф как-то связан с ней…

— Я не думаю, я в этом уверена. Сам посуди. — Мы вошли в кафе Глава двадцать третья. — Преступник вернулся на место преступление. — теперь мы шли к кабинке. — Когда Вика очнулась, она оказалась в палате, Аня мне немножко об этом рассказала. — Эдик открыл дверь. — Именно в эту палату вернулся Иосиф. Спрашивается, почему? — дверь в кабинку захлопнулась.

— Да, она знает о чем говорит, хотя и блондинка. — усмехнулся Алексей.

— Понимаешь, к чему я клоню, это единственный шанс узнать о прошлом Вики. Если не сейчас, то никогда. — я внимательно посмотрела на Эдика, он молчал, это напрягло.

— Эдик, c ней ничего не случиться. — заговорила Аня. — Мы с Ириной кое-что придумали, когда сегодня звонил Иосиф, он просил прийти Ирину в балетный зал. Мы так Глава двадцать третья и сделаем.

— Нет, Аннет. — воскликнул парень.

— Да, Эдик, ты совсем ничего не понял. — я покачала головой, смотря на парня. — Он сказал, чтобы я пришла одна, но мы ослушаемся его, вы придёте на десять минут позже. За это время я попробую его разговорить и узнать правду о Вике.

— В этом плане действительно есть смысл. — восхитился Николай.

— Пожалуйста, Эдик. — попросил Никита.

— Да, — передразнила я. — Со мной трудно спорить, лучше сразу сдаться.

— Ира твоя жизнь…

— Я и так в ней не видела смысла. К тому же опыт самоубийцы мне не занимать. — я сражалась за свой план.

— Ты готова на все Глава двадцать третья ради, вампира, который тебя ненавидит?

— Ну и пусть, мне интересней разгадать тайну, а ее дружбу и доверие я завоюю потом. Чем ухабистей будет дорога, тем интересней её преодолевать. — последние слова убедили парня окончательно.

— Хорошо, но только при одном условии. — Эдик впился в меня взглядом.

— Каком?

— Ты обязана вернуться. Аннете ещё тебя домой возвращать. — предупредил парень.

Я поднялась на носочки и чмокнула парня в губы, но ему оказалось мало, и он притянул меня и жадно поцеловал, как тогда, перед моим отъездом.

— Я поеду на такси, — я внимательно посмотрела на его семью. — Через десять минут, ваш выход. — сказала я и вылетела из кабинки Глава двадцать третья.

Я прошла через зал к кафе, не оборачиваясь, чтобы не вернутся назад. Я особо не разглядывала зал, запомнила только то, что он был в теплых тонах. Нет, мне не страшно было идти туда к ищейки, не было страха, от которого кровь застывала в жилах. Я шла как во сне, я боялась потерять Эдика — вот это было единенной дырой в моём щите.

Я вышла из кафе. Не обращая внимание на людей, я прошла к такси и села в него. Я не помню, как мы уже доехали до заброшенной балетной студии. Я какую-то сумму всунула водителю, что у того Глава двадцать третья глаза на лоб полезли, по-моему это была сто гривенная бумажка.

Водитель с подозрением на меня посмотрел, а потом равнодушно покачал головой. Сел в машину и уехал.

Я опять одна, вот теперь мне становить не по себе. Я изо всех сил старалась держать себя в руках. Надо действовать по плану, пусть мне и становиться страшно и я боюсь не только пауков, но и потерять Эдика…

«— Надо держать себя в руках.» — повторяла я про себя.

Закрыв глаза, я стала думать об Эдуарде.

Как хорошо, что получилось его встретиться в аэропорту! Его руки, которые лежали на моей тали… Я, прямо Глава двадцать третья сейчас, чувствовала его прикосновение. Его лицо так близко, я чувствую холод, исходящий из его тела.

Интересно, куда бы он меня повез, если бы я его не убедила? Наверно, куда-то на север, подальше от опасностей. Я бы лежала на русской печи, а он бы сидел возле и мы бы разговаривали, разговаривали и разговаривали… Я бы с удовольствием выслушала его длинную биографию. А может он отвез меня в Африку в джунгли или в пустыню Сахару. Мы бы катались на верблюдах, ходили на экскурсию в пирамиды и разговаривали, разговаривали и ещё раз разговаривали…

Любимое лицо казалось реальнее городского пейзажа, а голос Глава двадцать третья звучал громче, чем шум мотора. Я так увлеклась, что потеряла счет времени. Я очнулась и посмотрела вокруг.

— Ни души,— прошептала я.

Я перешла улицу, почему-то мне казалось, что асфальт похож на влажный песок. Вот я у перекрестка, почти у цели. Дышала я полной грудью, но все равно мне не хватало воздуха.

На стоянке у балетной студии не было ни одной машины, а окна закрыты. Больше бежать я не могла — дыхание сбилось окончательно.

На двери красовалась записка: балетная студия закрыта. Я осторожно повернула ручку и, переведя дух, шмыгнула за дверь.

В коридоре было темно и прохладно. Когда мои глаза привыкли Глава двадцать третья к темноте, то я увидела хаос, творившейся вокруг. Все валялось: поломанные пластмассовые стулья, обломки стекал и зеркал, одноразовые стаканчики, шприцы. О, Боже, какое убожество. Этот кошма в коридоре, придал мне силы, и я прошла дальше.

Я вошла в огромный зал, шла и ужасалась. Все зеркала разбиты, везде валяются осколки. Я медленно обернулась: у запасного выхода стоял ищейка. Как же я сразу его не заметила? Целую минуту мы смотрели друг на друга, а потом он улыбнулся.

Иосиф медленно подошел ко мне. Я не сводила с него глаз.

— Ты молодец, малышка, но тут не найдешь ни единой души кроме меня и Глава двадцать третья себя.

— Стараюсь, — вздохнула я.

— Значит, ты не злишься, что я тебя обманул?

— Конечно, нет, — храбро ответила я.

Чего мне бояться? Скоро все закончится, Эдик придет и спасет меня, если нет, смерть, значит смерть. Внезапно мне стало легко и свободно, значит пора действовать.

— Странно, по-моему, ты, правда, не злишься. — Темные глаза оглядывали меня с неподдельным интересом. Они стали почти черными, цвет уголья темнели с каждой секундой. — Следует воздать вам должное, люди не перестают меня удивлять. Похоже, у некоторых из вас начисто отсутствует эгоизм. Тем более твои мысли закрыты, я понятии не имею о чем ты думаешь.

Сложив руки Глава двадцать третья на груди, Иосиф стоял совсем рядом, причем держался вполне миролюбиво. В лице и осанке — ничего угрожающего. Обманчивая заурядность, усыпляющая бдительность. Да, кожа слишком бледная, глаза странного оттенка, но, пообщавшись с семьей Эдика, я перестала считать это необычным. Даже одежда самая простая: темная рубашка с длинными рукавами и джинсы.

— Наверное, хочешь сказать, что твой дружек обязательно отомстит? — спокойно спросил Иосиф.

— Вряд ли. По крайней мере, я просила его этого не делать.

— И что он ответил?

— Понятие не имею. Я его мысли не читаю, надеюсь, он хотя бы прочтет письмо, до того, как найдет меня. — Я провела пальцем по подбородку. — Я написала Глава двадцать третья ему письмо.

— Последнее письмо… как романтично! Думаешь, он оценит?

— Надеюсь.

— Хммм…, надежды у нас разные. Знаешь, я слегка разочарован. Мне казалось, что все будет намного труднее, а тут даже особо стараться не пришлось.

Я промолчала.

— Когда Катрине не удалось добраться до твоего отца, я решил действовать иначе. Гоняться за тобой по всей стране совсем не хотелось, — да и зачем, если ты сама можешь прийти туда, куда я захочу? Поговорив со своей спутницей, я решил навестить этот город, тем более что ты кричала, что уезжаешь в дом к своему парню. Сначала я тебе поверил, а потом задумался. Как правило Глава двадцать третья, люди легко предсказуемы и любят все привычное и знакомое. Отправиться именно туда, где тебя никто не ждет. А твоя подружка Аня, молодец, вернуться сюда, где Вика стала вампиром, это было её ошибкой.

Конечно, полной уверенности не было, только подозрение. Хотя во всем, что касается охоты, интуиция редко меня подводит. А игра стоила свеч, только если ты где-то поблизости.

Потом Катрина сообщила, что твой дружок вылетел в Запорожье. Естественно, без ее помощи мне пришлось бы туго, разрываться между двумя городами — задача не из легких. Итак, все указывало на то, что ты приехала сюда.

Знаешь, все слишком просто, даже немного скучно. Я Глава двадцать третья-то думал, твой дружок — как бишь его, Эдик? — способен на большее.

Я не ответила. Еще немного, и ищейке надоест злорадствовать. Похоже, такое развитие событий ему не очень-то нравится: он предвкушал долгую битву с достойным соперником, а все сложилось иначе…

— Не возражаешь, если я оставлю Эдику небольшое послание?

Жестом фокусника он показал на крошечную цифровую камеру, стоящую на стереоустановке. Судя по миганию маленькой красной лампочки, съемка уже началась. Ох, играть по его правилам мне ужасно не хотелось.

— Извини, но, получив мой подарок, Эдик точно захочет отомстить. Он должен увидеть процесс во всех подробностях. Охота затевалась исключительно ради него. Ты Глава двадцать третья же заурядный человек, просто попала в неудачное место в неудачное время. И уж точно связалась с дурной компанией.

Вампир шагнул ко мне, добродушно улыбаясь.

— Прежде чем мы приступим к делу, небольшое лирическое отступление. — поинтересовалась я. — Мне очень интересно, откуда ты знаешь Вику?

— Я ведь неспроста начал охоту — боялся, что твой Эдик быстро все поймет. Это случилось давно, всего-навсего два века назад. Видишь ли, один из моих друзей, так полюбил девушку, что решился на поступок, который твоему парню явно не по зубам. Так вот, узнав, что я положил на девчонку глаз, вампир выкрал ее из больницы Глава двадцать третья, где работал, и сделал для меня недосягаемой. Бедняжка даже не почувствовала боли! Она ведь с детства жила в больнице, куда ее сдали родители! Несколькими веками раньше ее сожгли бы на костре, а в 1910 году гуманные врачи лечили шокотерапией! Так что мой дружок подарил ей жизнь — сделал вампиршей, молодой, сильной красивой! Мне же досталась выжившая из ума старуха, — горестно вздохнул Иосиф.

— Виктория! — испуганно воскликнула я.

— Да, это девчонка! Я так удивился, увидев ее на поляне! Им нечего обижаться! Я забрал тебя, зато им досталась та, которая по праву была моей. Единственная неудача, вот что воплощает для меня эта девушка! Вика может Глава двадцать третья собой гордиться!

А как здорово она пахла, не лучше, чем ты! О, я не только потерял, я приобрел ещё лучший вкус, хотя и тот я был бы не против попробовать.

Иосиф шагнул ко мне и понюхал мои волосы.

— Пожалуй, следует приступать! А потом я позвоню твоему дружку и сообщу, где найти тебя и мой подарок.

Вот теперь я поняла, как мой план был не совершенен.

Немного отступив, Иосиф принялся ходить вокруг меня кругами, словно любуясь древней статуей.

— Я так совершенна, что тебе не хочется меня убивать? — усмехнулась я.

Затем он резко присел и стал похож на готового к Глава двадцать третья броску животное. Приятная улыбка быстро превратилась в оскал.

Я спокойно стояла, и смотрела ему прямо в глаза.

— Если тебе угодно я могу поделиться кровью, но…

— Ты простой человек…

— Нет, сей час я жертва, твоя жертва.

— Ладно, жертва. — согласился ищейка. — Но не забывай, сейчас ты в моей власти: либо ты умрешь или будешь жить, решать мне.

— Ты ошибаешься! — хитро улыбнулась я.

— Значит, ты оказалась не так глупа, как кажешься.

— Я блондинка, но не дура! И ко всему прочему я — самая настоящая эгоистка.

Я резко бросилась к двери, я, конечно, знала, что шансов добежать до неё у меня нет. Иосиф нагнал меня в мгновение Глава двадцать третья ока. Не знаю, бежал ли он на двух ногах или на четырех конечностях, но скорость была дьявольская. Страшный удар сотряс мою грудь, и я полетела назад, пробив головой ещё целое зеркало. Послышался звон битого стекла, на ковер полетели осколки.

Боль, какая там боль. Мои мысли были заняты совсем другим.

Ищейка не спеша подошел ко мне.

— Здорово получилось! — радостно воскликнул он, рассматривая осколки. — Отличные декорации для моего первого фильма. Именно поэтому я выбрал это место.

— Я так давно, жаждала смерти, а сейчас мне хочется жить, а смерть так коварна, что преследует на каждом шагу.

— О чем, ты говоришь Глава двадцать третья, детка?

— А так вспомнила, свое прошлое, когда сама пыталась покончить с собой и у меня не получалось. — Иосиф присел на корточки и внимательно на меня посмотрел. — А когда я перестала играть роль самоубийцы, меня постоянно кто-то спасает от смерти. Если захочу умереть то обязательно в следующий раз позову тебя.

Он что-то говорил. Я его не слушала и, встав на четвереньки, поползла к двери.

На этот раз Иосиф нагнал меня еще быстрее и изо всех сил наступил на правую ногу. Я извивалась на полу, а ищейка улыбался.

— Ну, может, все-таки передумаешь? — поинтересовался он и будто нехотя Глава двадцать третья пнул больную ногу. Балетную студию огласил дикий крик, и я не сразу поняла, что слышу себя. — Попросишь Эдика отомстить? — подсказал ищейка.

— Ага, сейчас — рассмеялась я прямо ему в лицо.

Сильная рука снова швырнула меня на зеркальную стену.

Сквозь жуткую боль я почувствовала, как острое стекло впивается в голову, а по волосам течет что-то густое и теплое. Кофта быстро промокла, на пол стали падать тяжелые капли.

Борясь с дурнотой, я увидела то, что вселило в меня искру надежды. В черных глазах ищейки горела дикая звериная жажда. Кровь, окрасившая белую кофточку в малиновый цвет, растекалась по полу и сводила его с Глава двадцать третья ума. Не знаю, что он первоначально запланировал, но ждать больше не мог.

— Давай убивай, мне опять все равно, только и тебе не будет житья.

Пусть все случится быстрее! Голова становилась тяжелой, глаза закрывались.

Словно через толщу воды я услышала рычание Иосиф. Его лица я больше не видела, только быстро приближающийся темный силуэт. Собрав последние силы, я закрыла руками лицо и провалилась в забытье.


documentaazlpev.html
documentaazlwpd.html
documentaazmdzl.html
documentaazmljt.html
documentaazmsub.html
Документ Глава двадцать третья