Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри

Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри

Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри неё. «Остановись! Как можно даже допускать такие мысли? Тебе нельзя иметь котят!»

Она уже единожды предала Грозовое племя, бросив его перед нападением барсуков. Когда Пепелица погибла из-за того, что Листвичка предпочла сбежать с Грачом, кошка поклялась Звёздному племени, что отныне не покинет свой пост и не отвернётся от своих обязанностей. «Где бы ты ни была, Пепелица, если ты меня слышишь, знай: я больше не оставлю своё племя!»

Котята, словно протестуя, заёрзали в её животе, они будто заворчали: «Но как же мы?» Листвичка хотела было развернуться, уткнуться Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри мордой в свой бок, но тут заметила Ромашку, с недоумением уставившуюся на неё. Целительница усилием воли заставила себя выпрямиться и устремилась к Высокой Скале. Во всём лесу было лишь одно-единственное место, где она могла поразмыслить над этим на чистую голову.

— Огнезвёзд, мне нужно отправиться на Лунное Озеро.

— Правда? — удивился грозовой предводитель. — Нельзя ли дождаться половины луны? Или есть что-то, о чём ты мне не рассказываешь?

— Конечно, нет, — соврала Листвичка. — Но это очень важно.

— Тогда ступай! — мяукнул Огнезвёзд, вытянув передние лапы за край гнезда. — Яролика присмотрит за ранами Ежевики, пока тебя не будет. — Листвичка открыла было рот, чтобы высказаться Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри, но кот, сверкнув глазами, продолжил. — И даю слово не покидать свою палатку до конца дня. Хотя, полагаю, мне позволительно хотя бы голову высунуть наружу и вдохнуть глоток свежего воздуха?

— Лишь голову, не более того! — заурчала Листвичка. Мысль об открывшейся возможности сходить на Лунное Озеро вскружила кошке голову. Воители Звёздного племени наверняка укажут ей верный путь, напомнят ей: она не одинока, и что бы ни случилось — всё будет хорошо.

— Тогда спеши, ступай уже сейчас, тогда успеешь к озеру до темноты. — Огнезвёзд слегка дёрнул ухом. — Будь осторожна по пути, береги себя.

— Благодарю тебя, Огнезвёзд! — сказала Листвичка, подняв на предводителя глаза Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри, наполненные благодарностью. — Я постараюсь возвратиться как можно быстрее.

Она бежала вниз по каменистому склону, с трудом сохраняя сноровку: котята, нависая непривычным грузом, так и норовили вывести целительницу из равновесия. Найдя Яролику, которая как раз пополнила свежей добычей кучу посреди поляны, Листвичка сказала ей, что отлучится на день, не больше. Та согласилась присмотреть за травмами Ежевики, но не смогла скрыть нотку тревоги, промелькнувшую в её единственном голубом глазу.

— Всё ли в порядке, Листвичка? Тебе было знамение?

— Всё будет хорошо! — заверила её целительница.

Белка, тащившая грача к куче добычи, остановилась и спросила:

— Куда-то собралась?

— На Лунное Озеро, поговорить со Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри Звёздым племенем.

Воительница встревожено взглянула на тёмно-серые тучи, заволокшие небо.

— Вот-вот начнётся буря. Ты точно хочешь выйти в путь одна?

— Конечно! — мяукнула Листвичка. — Звездное племя осветит мне дорогу.

Белка кивнула в сторону грача.

— Не хочешь подкрепиться перед выходом?



— Нет, я хочу успеть туда, пока не наступила ночь. — Листвичка, соприкоснувшись мордочкой с сестрой, поспешно развернулась, не дав ей времени задать ещё вопросы. Хоть тяжесть в животе не исчезала, шаги целительницы были легки и быстры. Звёздное племя подскажет ей, как нужно поступить!

Гроза началась, как только Листвичка засеменила по каменистой насыпи у ложбины, в которой простиралось Лунное Озеро. Леденящий Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри ветер взъерошил шкуру кошки и швырнул в неё шквал острых градин, отчего мех тут же промок насквозь, а кожа неприятно заныла. Листвичка опустила голову и принялась усердно брести против ветра, утапливая когти в глину меж камней, чтобы ветер не сдувал её с пути. Внутри неё котята будто бы прижались друг к дружке, перепугавшись непогоды.

«Не бойтесь, малыши, со мной вы в безопасности».

Листвичка задрожала от холода и изнеможения; когда она достигла вершины ущелья, её лапы были едва-едва в состоянии довести её до конца по извилистой тропе с кошачьими следами. У самой кромки воды она споткнулась на невидимых в полутьме кочках Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри и дала своему телу рухнуть на жёсткий камень. Волны разбивались о её лицо. У неё не осталось сил даже на молитву Звёздному племени, и Листвичка моментально погрузилась в сон.

Она открыла глаза в тёплом зелёном лесу. Солнечные лучи просачивались меж древесными ветвями. В воздухе повис аромат добычи, из близлежащих зарослей папоротников доносилось шуршание небольшого пушистого зверька. Листвичка завертела головой по сторонам в надежде найти звёздных воителей, с которыми хотела поговорить, но увидела лишь стройного тёмно-серого кота, наблюдавшего за ней, склонив голову набок.

— Твой ход, Листвичка, — напомнил он, подтолкнув комок мха передней лапой. — Не забывай, что я Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри говорил тебе о нападении.

«Грач!» Выходит, она была не в Звёздном племени, но в собственных воспоминаниях о временах, проведённых с воином Ветра в роще по ту сторону границы Грозового племени.

Грач махнул хвостом.

— Не пугайся какого-то мха! — поддразнил он. — Может, у кроликов найдутся когти и зубы, которыми можно отбиваться, но эта штука тебя точно не обидит.

Листвичка пригнулась и поползла в сторону мха. Она прижала уши, перенесла вес на бёдра и прыгнула вперёд, вытянув лапы. В самый последний миг Грач откатил комок мха лапой, и когти Листвички поймали пустое место.

— О, нет! — заурчал Грач — Он убежал!

Листвичка Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри взвилась и бросилась на мох, разодрав его в клочья.

— Получи! — шипела она. — От меня не скроешься! — Она взглянула на тёмного кота, еле сдерживая смех внутри себя. — Я не играла в эту игру с тех пор, как была котёнком! — замявкала она.

Грач прищурился.

— Заметно!

Листвичка накинулась на кота, опрокинув его на опавшую листву.

— Полагаешь, я не умею охотиться, хм? Тебя я сцапаю всегда, как пожелаю! — Она неподвижно стояла над ним, любуясь его глубокими синими глазами.

— Я никогда не стану убегать от тебя... — прошептал Грач. — Ай!

Листвичка поспешно отпрыгнула.

— Я тебя поранила?

Грач уселся и принялся вылизывать основание спины.

— Нет, похоже, я лёг Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри на шип.

— Позволь взглянуть! — Листвичка отодвинула его морду и приподняла шерсть на спине кота. — Тут в тебя вцепилась небольшая колючка. Не шевелись... — Она нагнулась поближе и схватила кончик шипа в зубы. Как только он выскользнул, кошка растёрла место, где он торчал, лапой. — Вот, жить будешь.

— Спасибо Звёздному племени, которое ниспослало целительницу мне на помощь! — Грач нежно потёрся о её щёку.

— Давай залезем на дерево! — предложила Листвичка. Она подошла к покрытому мхом дубу и уставилась на ветви.

— Не понимаю, почему бы нам не остаться на земле, — пробормотал он, подойдя поближе. — Мы же коты, а не белки!

— Да ладно! — подбадривала Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри его Листвичка. — Ты же знаешь, это не так сложно, как кажется, и вид, открывающийся с вершины, того стоит! — Она прыгнула на самую низкую ветвь и подтянулась передними лапами на следующую. Грач последовал за ней, двигаясь гораздо осторожнее Листвички, но поступь его была легче и проворнее благодаря природной стройности. Ветви были сухи и крепки, их ребристая кора идеально подходила для цепких кошачьих когтей. Преодолев долгий подъём до вершины дуба, Листвичка всё ещё чувствовала себя полной сил и свежести. Она отодвинула лапой листья и выглянула наружу. Грач вскочил на ветвь подле ней, мёртвой хваткой вцепившись в кору и расшатав угрожающе неустойчивую Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри ветку.

— Всё в порядке! — успокаивала его Листвичка. — Я не дам тебе сорваться.

— У нас с тобой нет крыльев, Листвичка, так что ты уж извини меня, если я выкажу некоторое недовольство по поводу высоты, на которую мы взобрались, — заворчал Грач, моргнув.

— Но только посмотри, сколь далеко простираются отсюда виды!

Они находились по ту сторону хребта у озера, территории лесных племён не были видны. Прямо перед ними неровная земля извивалась холмами и долинами до самой горной цепи на горизонте. То тут, то там сияли красным группки Гнёзд Двуногих, но в основном повсюду были пустота и простор.

Листвичка сильнее прижалась к Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри Грачу и прильнула головой к его плечу. Его мех сохранил неповторимый аромат травы и свежесть бриза с лёгким привкусом крольчатины под ним.

— За границами наших территорий лежат огромнейшие земли, — шептала кошка.

— И где-то среди них найдётся место, где мы с тобой останемся вдвоём навеки. — Грач опустил свой подбородок на макушку Листвички. — Ты знаешь это, правда, Листвичка?

Не отнимая морды от его тёплой шкуры, она пробормотала:

— Найдём ли мы когда-нибудь такое место?

— Я готов на это положить всю жизнь! — поклялся кот. Листвичка почувствовала, как он напрягся всем телом.

Неожиданно сильный порыв ветра качнул вершину дерева. В то же мгновение Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри Грач сорвался с ветки. Листвичка завопила в ужасе, когда его тело камнем полетело вниз. Она пыталась было броситься за ним, но ветер дул так сильно, что ветвь под ней шаталась во все стороны и не давала сдвинуться с места; ей оставалось только крепче вцепиться в неё и прижать уши. Внезапно обрушился ливень, и тут же скрыл из виду лес, широкие долины и холмы: весь мир утонул в кромешной тьме.

— На помощь! — выла кошка. — Грач!

Ветвь под её лапами растворилась, когти Листвички жадно заскребли по холодным камням. Ветер улёгся, и Листвичка вновь обнаружила себя на берегу Лунного Озера. Пара глаз Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри сверкала из теней, знакомый запах обвил её с головы до ног.

— Пестролистая! — воскликнула кошка, переведя дух.

Черепаховая кошка сделала шаг вперёд. Её шкура сияла звёздным светом, а глаза похожи были на две крошечные полные луны.

Листвичка почувствовала, что котята в её животе были холодны и неподвижны. Неужели переход сквозь бурю навредил им?

— Мои котята живы? — взмолилась она.

— Да, они целы и невредимы! — ответила Пестролистая, не в силах скрыть горечь в голосе. — О, Листвичка, что ты натворила? Ты, глупая кошка!

От резких слов Пестролистой Листвичка содрогнулась, словно её ударили.

— Но я ведь...

— Даже не пытайся оправдаться! — оборвала её Пестролистая. — Уже немного Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри поздно, не считаешь?

— Замолкни, Пестролистая! — Толстошкурая серая кошка ковыляла через камни. Её плоская морда и грязные пожелтевшие зубы сияли тем же звёздным цветом, что и шкура соплеменницы. — Листвичке и так известно, что она наделала.

— Если ты видишь выход из этой ситуации, то моя мудрость не чета твоей, Щербатая. — Прищурилась Пестролистая.

Пожилая целительница повела разодранным ухом.

— Мудрость можно обрести в самых разных формах. Прошу, оставь нас! — Она указала мордой в сторону теней. Пестролистая окинула Листвичку ещё одним суровым взглядом и скрылась из виду.

Листвичка легла наземь и не смела шевелиться. Она ожидала, что Щербатая сейчас скажет ей, какое невероятное безрассудство она Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри проявила, как навеки обесчестила целительство. Но, к удивлению, почувствовала шершавый язычок, лизнувший ей макушку. Листвичка перестала дрожать и расслабилась от прикосновений старой кошки.

— Ох, моя маленькая девочка... — прохрипела Щербатая. — Я так виновата!

— Ты тут вовсе ни при чём! — возразила Листвичка, уткнувшись носом в шерсть Щербатой.

— Поверь, ты не первая целительница, с которой это произошло, — произнесла серая кошка.

— Правда? — недоверчиво переспросила Листвичка.

Щербатая кивнула, касаясь подбородком ушей кошки.

— Это давным-давно произошло со мной.

Листвичка резко выпрямилась и невольно ударилась головой о морду Щербатой.

— Как?

Лохматая кошка вздохнула и повернулась к берегу Лунного Озера. Водная гладь была спокойна Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри, её чёрная поверхность отражала звёзды, сиявшие в ночном небе.

— Тебе приходилось слышать о Звездоломе? — спросила она.

— Конечно! — ответила Листвичка. — Он был предводителем племени Теней до Ночной Звезды и Чернозвёзда. Хотел уничтожить Грозовое племя с помощью бродяг.

Щербатая кивнула.

— Он был мне сыном.

— И кто-нибудь об этом знал? — от удивления Листвичка чуть не упала.

— Нет. За непростительную ошибку я расплачивалась, неся бремя этой тайны каждый день своей жизни.

— Так вот... Вот что выйдет из моих котят? — прошептала Листвичка. — Они тоже — непростительная ошибка?

Щербатая сомкнула тяжкие веки.

— Не говори так! Любая жизнь — бесценна. Ведь за неё мы так отчаянно цепляемся, ради Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри неё мы совершаем каждый новый вздох.

— Но целителям нельзя иметь котят. То, что я сделала — преступно! — Листвичка согнулась над валуном, лапами ощущая прохладные дуновения ветерка.

— Преступно — это по закону, но что, если избрать иной подход? — сипела Щербатая. — Нам не позволено иметь котят с той целью, чтобы мы любили наших соплеменников в равной степени. Ранние племенные коты опасались, что сначала мы бросимся лечить своих детей, позабыв о прочих. Но как только твои котята появятся на свет, ты осознаешь, Листвичка, что в сердце твоём найдётся места для любви гораздо больше, чем ты представляешь. Любовь к котятам не будет означать, что Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри меньшей станет твоя любовь к племени.

— Так, может, стоит изменить закон? — в надежде спросила Листвичка.

— Я этого не говорила! — Щербатая взмахнула хвостом. — Закон дан целителям в напоминание о нашем долге. Не нам менять его, как не нам менять ход сезонов или лунный цикл.

Листвичка ощутила беспокойные движения в своём животе, и обвила хвостом бока, будто защищая детей.

— Есть ли надежда, что мои соплеменники примут этих котят?

— Грозовое племя живёт и дышит Воинским Законом. Не обещаю, что они простят тебя. Но твои соплеменники и так достаточно настрадались за прошедшие луны, и для них сейчас важнее прочего тот факт, что ты осталась Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри с ними. — Взгляд старой кошки смягчился. — Твои котята не должны избрать тот путь, который выбрал мой ребёнок. Но если с самого момента рождения, со своего первого вздоха они будут знать, что желанны и любимы, то они получат возможность вырасти в сильных, верных и добрых воителей! — Она опустила глаза на лапы. — Я совершила ошибку, отдав Звездолома кошке, которая не любила его, с каждой капли молока которой он плевался.

— Прошу тебя, помоги! — застонала Листвичка. — Я хочу служить своему племени, но не в моих силах заставить этих котят исчезнуть!

Щербатая выпрямилась и устремилась прочь, к теням.

— Просто будь умнее, чем Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри я в твои годы! И всё получится.

Листвичка открыла было рот, желая возразить, но ветер нагнал тьму вокруг неё, и вскоре она распахнула глаза, оказавшись подле Лунного Озера. Её дети кувыркались внутри неё, словно устав лежать на холодной земле. Листвичка с трудом поднялась на лапы. Звёздные предки ясно изъявили свою волю: её долгом было остаться целительницей Грозового племени. Но как, ведь она была не в состоянии сохранить эту тайну?

Листвичка поняла, что ей нужно довериться живому коту. И на ум ей приходила только одна кандидатура: кошка, из которой любовь и счастье били ключом, переливаясь через край. Наверняка у неё Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри наберётся достаточно любви и для беспомощных котят. И с этой кошкой Листвичка была близка всю свою жизнь, даже тогда, когда она была с ней в разлуке.


documentaazwzbd.html
documentaazxgll.html
documentaazxnvt.html
documentaazxvgb.html
documentaazycqj.html
Документ Глава 3. Листвичка прижала уши к макушке, ощущая, как гнев сцепился в схватке со стыдом внутри